Однажды вокруг света

Индия, Брисбен, Брауншвейг: д-р Омкар Тхавал (Omkar Thaval) нашел свой дом, фирму BMA

Д-р Омкар Тхавал (Omkar Thaval) работает старшим технологом в сфере проектно-конструкторских работ на фирме BMA AG в Брауншвейге. В интервью он рассказывает о захватывающем процессе профессионального становления, его страсти к технологии сахарного производства и о том, как его приняли коллеги в Брауншвейге.

 

Омкар, как вообще попасть из Индии через Австралию на фирму BMA в Брауншвейге?

О, это длинная история, но я постараюсь быть кратким (смеется). Вначале было получение мной степени бакалавра в области технологии сахарного производства в Индии. Затем я воспользовался шансом поучиться в магистратуре по стипендиальной программе в области технологии сахарного производства и инноваций в Австралии, а точнее в Брисбене. После получения степени магистра в области измельчения сахарного тростника последовала защита докторской степени по конструкции выпарных установок Роберта. К концу моего обучения в аспирантуре, когда я уже работал над докторской диссертацией, у меня появилась возможность устроиться на работу менеджером-технологом по производству сахара в индийскую компанию, специализирующуюся на консалтинге в сахарной промышленности. В этой компании я проработал два года консультантом тростниковосахарных заводов в Индии и Австралии. В начале 2018 года я подписал контракт с фирмой BMA о трудоустройстве в сфере проектно-конструкторских работ. Но свою должность в BMA я занял только в прошлом квартал, после завершения всех текущих проектов и работ по вводу в эксплуатацию.   

 

Откуда у тебя интерес к сахарной промышленности?

Мой отец — бизнесмен, он владел землей в деревне, в которой родился. Там выращивается сахарный тростник. Также у него была большая доля в сахарном кооперативе нашего района и, таким образом, он приобщил и меня к сахарной промышленности. Позже я задался вопросом, почему бы не выучиться в этом направлении? И решил сделать это, потому что это предполагало много интересного. Мое решение тогда оказалось верным.

 

А вообще были другие варианты?

Популярными учебными предметами среди моих друзей были электроника или информатика. Но я всегда знал, что я буду заниматься технологиями сахарного производства, и не жалею об этом. За годы моей учебы в бакалавриате и магистратуре, а также во время обучения в аспирантуре и позже в качестве консультанта и менеджера по проектам я специализировался на процессе производства сахара-сырца, плантационного белого сахара и сахара-рафинада. Если честно, последние одиннадцать лет я не занимался ничем, кроме сахара (смеется).

 

Как тебе удалось стать таким хорошим специалистом?

Я скорее практик, чем теоретик. В Австралии у меня была возможность работать в прикладной инженерии. При помощи своих наставников в то время я поработал над исследовательскими и консалтинговыми проектами в области процессов и оборудования для сахарных заводов. Это и измельчение с кристаллизацией, и выпарные установки, и центрифуги.  Такое сочетание исследовательской и консалтинговой деятельности было основной частью моей работы в сахарной промышленности в течение многих лет, да и остается до сих пор. Возвращаясь к вопросу, я специализировался на том, что всегда занимался проблемами технологии сахарного производства и решал их, применяя разные подходы. 

 

Какие впечатления остались у тебя от Австралии?

В Австралии я прожил в общей сложности шесть лет, много путешествовал по континенту, особенно между Брисбеном и Кэрнсом. Моя докторская диссертация требовала частых поездок. Особенно много их было внутри страны, в регионах, где выращивают сахарный тростник. Я использовал возможность устанавливать и поддерживать связь c владельцами заводов и землевладельцами. Большое впечатление на меня произвело то, что работа в Австралии тесно связана с решением проблем. Время сбора данных для докторской было действительно увлекательным. Тогда, во время производственного сезона я жил и работал на территории завода по производству тростникового сахара в общей сложности четыре месяца. Я уставал, но было очень интересно. Я лично познакомился со многими работниками. Мне не хотелось тратить время впустую.

 

 

Мы только что много говорили об Индии и Австралии. А как ты попали на фирму BMA в Германию?

Просто после шести лет, проведенных в Австралии, пришло время сделать что-то новое. Для этого я вышел из зоны комфорта и изучил рынок труда. После того как моя докторская диссертация была практически завершена, я вернулся в Индию, где поработал консультантом и менеджером проектов в компании, специализирующейся на консалтинге в сахарной промышленности. С BMA мне довелось познакомиться еще во время учебы: мы тогда проводили опыты по оценке мощности центрифуг, и это были центрифуги BMA. Важно также то, что в 2015 году я познакомился с д-ром Андреасом Ленбергером (Andreas Lehnberger), возглавляющим отдел НИОКР в BMA. 

 

Как вы познакомились?

Мы оба были участниками конференции по массовым и тепловым балансам на Маврикии и общались на разные темы, особенно о пленочных выпарных аппаратах с падающей и поднимающейся пленкой. Я всегда думал о фирме BMA, пока в 2017 году не подал заявку на вакансию, размещенную в Интернете. В том же году я снова встретился с Андреасом Ленбергером (Andreas Lehnberger) на конференции в Австралии. После подачи заявки со мной провели собеседование по Скайпу, а позже я полетел в Брауншвейг на личное собеседование. И вот с октября 2018 года я работаю на фирме BMA в Брауншвейге, и очень этому рад.

 

 

Над чем ты работаешь в BMA?

Если коротко, то я работаю старшим технологом и отвечаю за дальнейшее развитие нашей продукции. Я занимаюсь массовыми и энергетическими балансами сахарорафинадных заводов, а также оптимизацией процессов рафинирования сахара и оборудования. Еще одна область ответственности — это консультационные услуги для тростниковосахарных и сахарорафинадных заводов. Как видите, у меня широкий круг задач.

 

Чему еще ты научился с тех пор, как начал работать на фирме BMA?

Моя работа как технолога сахарного производства направлена, прежде всего, на оптимизацию технологического процесса. Я работал над многими этапами процесса производства сахара и специализируюсь на измельчении, выпаривании и кристаллизации. С момента начала работы в BMA y занимаюсь также вопросами производства промышленного оборудования, включая проектирование установок с блок-схемами и схемами PID. Большую поддержку мне оказали коллеги, которые помогли мне в работе с новыми системами. 

 

Чем тебе запомнились первые дни в Германии?

Сначала я боялся, что будут сложности из-за недостаточного знания немецкого языка. Однако новые коллеги меня быстро успокоили, поскольку они очень хорошо говорят по-английски. Мне очень помогли с поиском квартиры, общением с госучреждениями и подключением к Интернету. Это было так неожиданно и очень помогло мне освоиться в новой среде. Я всегда стремлюсь к новым впечатлениям и перспективам, особенно это касается немецкой кухни и местных деликатесов (смеется).

Спасибо, Омкар! Прекрасно, что твой путь привел тебя к нам!

Omkar after sky diving with trainer
Omkar Thaval
Julius Kröger
Portrait of one of the author Julius Körger